Д.Л. (dmitri_lytov) wrote,
Д.Л.
dmitri_lytov

Сколько стоит язык (фрагмент длинного эссе)

Поднакопилось у меня заметок по разным языкам. Выглядят они ужасно, и я даже не могу сейчас понять, какова их целевая аудитория. Поэтому начну выкладывать как есть, а если будет обратная связь - постараюсь учесть.

Есть ли у языка цена? В принципе, она есть у любой вещи или услуги, даже если вы ни разу об этом не задумывались. Вы покупаете вещь или услугу для какой-то цели, она себя или оправдывает («окупает себя»), или приносит прибыль (например, как профессиональный инструмент), или оказывается «деньгами на ветер». А то бывает и серьёзнее: одной покупкой дело не ограничивается. Скажем, купил машину – сразу или со временем вкладывайся и в страховку, и в периодическое обслуживание и замену запчастей, и в бензин, а иногда также штрафы (хорошо если только за неправильную парковку) и ремонт в случае повреждения. Купил музыкальный инструмент – готов потратить деньги и на изучение хотя бы базовых основ (но чаще всего хочется не «базовых», а чтобы «красиво получалось»). Купил домашнее животное – ему и корм нужен, и игрушки, и прививки, и другие принадлежности. Я уж не говорю про более глобальные вещи: до поры до времени бывшие советские хихикали над тем, что на западе распространён брачный контракт, между тем как семья – одна из серьёзнейших инвестиций в жизни, если не самая серьёзная.

Есть цена и у языка (и мы её, по мере продвижения к концу этой книги, неторопливо подсчитаем). Даже когда он приходит к вам как бы «даром» (когда на нём говорят и родители, и окружение), всё равно вы затрачиваете силы и время – сначала на то, чтобы на нём научиться заговорить и читать, затем в школе – чтобы довести его до уровня, на котором вас гарантированно поймёт «средний гражданин».

Дальше тоже есть нюансы. После школы вы можете выбрать профессию совершенно не гуманитарную. Тем не менее, от вашего владения языком в значительной мере будет зависеть ваша карьера: суметь объясниться с клиентом, с выше- и нижестоящими. В карьере, тем более, у языка есть некоторая «классовость»; бывает, вы ещё только начали разговор, а по употреблённым словам и выражениям уже видно, насколько вы «глубоко» в профессии и в обсуждаемом вопросе. Например, довольно много людей не понимают чётко разницу между «кражей» и «грабежом», «обвиняемым» и «ответчиком», но специалист по уголовному праву вряд ли допустит подобную путаницу, для него это совершенно разные термины. Хотя профессиональную терминологию и служебный «сленг» вы осваиваете не на языковых курсах – тем не менее, это тоже языковые знания, на которые вы расходуете силы, время, а зачастую и деньги.

Таким образом, даже родной язык не достаётся бесплатно. И если посчитать всё затраченное на него в течение жизни время (а также, на что можно было бы потратить отдельные эпизоды этого времени в качестве альтернативы, и насколько бы это улучшило или ухудшило ваше положение) – у родного языка вырисуется пусть приблизительная, но ощутимая цена.

Я бы, впрочем, в дальнейшем вместо термина «родной язык» предложил бы использовать более нейтральный, но распространённый в англоязычных странах термин «первый язык». Потому что мало ли как сложились обстоятельства. Может, у ребёнка отец – грек, мать армянка, но в семье они общаются по-русски, и ребёнок тоже с детства общается в русскоязычной среде (а живёт между тем совсем не в России, а может быть, в Беларуси или Казахстане). Тем более, что в Канаде, где я живу, и в соседних США, полным-полно подобных примеров, и вообще эти страны сложились из эмигрантов, однако для большинства детей, живущих здесь, английский – первый язык (а если даже и не первый, то зачастую не совсем второй, а скорее полуторный, потому что с самого раннего детства ребёнок погружён в англоязычную среду). Родители пытаются сохранить и развить у ребёнка свой родной язык, но это не всегда получается (особенно когда оба заняты на работе и отдают его на волю школы и компании друзей). Язык, родной для родителей, для ребёнка может оказаться и вторым.

Но если первый язык даётся не даром, то у второго тем более есть цена. Потому что в идеальном случае, чтобы объясниться с родителями и окружением, вполне хватило бы и одного языка, а любой дополнительный – это уже новая нагрузка, новые усилия. Я вот, даром что сейчас знаю несколько языков, но в детстве раздражало даже наличие второго: вот, я знаю русский, зачем мне ещё и украинский? Ах, ещё и английский нужен? Ну засада… Потом, узнав о том, что языков гораздо больше, чем эти три, я просто воспринимал этот факт, как неизбежное стихийное бедствие, как периодические дождь, слякоть и зимние заморозки. Когда я был где-то в 3-4 классе, родители отдели меня на курсы польского языка; но даром что он был похож и на русский, и на украинский, прогресс в его изучении оказался слабым, я его тогда так и не освоил, и польские книжки читать не начал. Сходство польского языка с русским и украинским выглядело скорее как обуза: если языки так похожи, зачем их так много, хватило бы и одного? А потом оказалось, что славянских языков – целая группа, и отличаются они друг от друга довольно заметно. В Советском Союзе в киосках лежали газеты из и журналы «братских стран», которые приходили туда по разнарядке – и похоже, что их никто не покупал. Ну разве что я иногда, в порядке домашнего задания.

Если в славянском мире был подобный языковой хаос, то тогдашний «идеологический противник», США, вызывал тихую зависть – там все говорили на английском языке (ну, может, параллельно ещё на каких-то, но английский должны были знать все). Этот же язык был распространён на огромном множестве других территорий. Его несомненным плюсом было то, что у него не было «братских языков» - в том смысле, что и в США, и в Великобритании, и в Ирландии, и в Австралии, и в Канаде смотрели одни и те же фильмы, читали одни и те же книги, а не так, чтобы австралийцы читали «по-австралийски», канадцы «по-канадски» и т.п.

Причём, как бы тогдашняя идеология не старалась изобразить «страдания жестокого капиталистического мира», было видно, что уровень жизни и технологических достижений в англоязычных странах был выше.

Английский язык давался как бы «даром», то есть как обязательный предмет, не менее чем в половине советских школ; остальные школы делили между собой французский, немецкий, испанский, и совсем небольшое число – китайский. Но кто после школы получал высшее образование, чаще всего всё равно должен был учить английский, без него в советской технике и науке тогда было ещё как-то можно прожить, но уже тогда сложно.

И всё же у английского было, с тогдашней точки зрения, несколько недостатков.

Во-первых, все те страны, в которых на нём говорили, были советскому жителю почти недоступны. По работе, в командировки и на выставки туда ездили привилегированные единицы; отдельные «отщепенцы» туда эмигрировали, и о них предпочитали или не говорить, или ругать; для большинства же запад оставался абстракцией за железным занавесом, сказкой в телевизоре. Английский язык практиковать было не с кем, а несанкционированные разговоры с иностранцами или слушание зарубежных радиостанций могли, в самом мягком случае, испортить характеристику. Так английский и оставался в СССР либо пассивным знанием, либо мёртвым грузом, вроде латыни у медиков. Те тоже вроде бы учили множество грамматических таблиц и переводили отрывки из Цезаря и Светония, но в голове из всего этого оставалось только «лингва латина – нон пенис канина».

Второй недостаток – английский язык сильно отличался и от русского, и от украинского. Да и на другие славянские языки не слишком был похож. С польским его роднил только латинский шрифт; но в польском, по крайней мере, буквы чаще всего читались одинаково, а сочетания вроде sz (ш), cz (ч) , szcz (щ) нетрудно было запомнить. В английском же… все знают, как неоднозначно ведёт себя в английском практически каждая буква алфавита, а на множество правил чтения было так же много и исключений. С этой точки зрения, английский язык был безусловно «сложным».

Но «сложность» - это уже третий недостаток, а я ещё не раскрыл второй – его «несходство» со знакомыми языками. Скажем, в украинском языке можно было «зацепиться» за множество похожих слов и начать понимать радио, телевидение и разговоры на улице хотя бы пассивно, а со временем овладеть языком и активно. В английском же, по крайней мере на первых этапах изучения, знакомого почти что не было; и даже слова явно общего происхождения, вроде institute, constitution, revolution, произносились как-то «не так»; только уже в университете я начал улавливать, как можно было «преобразовывать» русские слова международного происхождения в английские. И то не всегда успешно; часть подобных слов, вроде machine или academic, имели иное значение (при том не очень далёкое по смыслу от соответствующих русских слов, то есть что-то общее в прошлом явно было).

Притом в мире, оказывается, были и другие важные языки, в первую очередь французский и немецкий. Не заметить их существование было невозможно; они то и дело встречались в книгах и фильмах в виде заимствованных слов и даже целых фраз. При этом мой глаз (или ухо) отмечали, что какие-то отдельные слова в них могли быть похожи на английские, но очень мало. То есть английский соотносился с французским и немецким совсем не так, как русский с украинским, а отстоял от них гораздо дальше.

Да, к слову вспомнилось – я же ещё в детстве учился в музыкальной школе. Там тоже была своя «бесплатная нагрузка» - многочисленные термины на итальянском языке, который тоже не был особенно похож на английский.

Ну и наконец – во многих домах на полках стояли или энциклопедии, или словари иностранных слов, из которых можно было узнать, что большинство русских (или украинских) слов – совсем даже и не русские по происхождению. Причём большая часть «иностранных» слов происходила не из живых и нужных английского, французского или немецкого, а из мёртвых – латыни или древнегреческого.

Отсюда вытекал четвёртый недостаток английского – может быть, не такой очевидный в силу советского «железного занавеса», но всё же… Английский не был универсальным «иностранным языком». По крайней мере тогда, во времена последнего десятилетия СССР. Сейчас уже ситуация другая – английский язык поможет объясниться много где, по крайней мере на уровне туриста или покупателя; в бизнесе или в науке английский понемногу стал стандартом де-факто. И всё же: английский описывал только часть мира; в других частях мира были нужны совсем другие языки, и этих языков было море. И самые ходовые языки в мире были, мягко говоря, не слишком похожи друг на друга.

Итак, английский, несмотря на свою доступность и как бы «бесплатность» (в виде школьного и университетского предмета), был тяжёлым в освоении, требовал немалых усилий, и главное, был не универсальным товаром.

Когда «железный занавес» рухнул – оказалось, что языки нужны даже людям, очень далёким от лингвистики. Самый простой случай – разговорники, чтобы не напрягать себя грамматикой, но объясниться в стране отдыха с продавцом, официантом, а в худшем случае – в больнице или полиции. В бизнесе – оказалось, во многих странах есть товары, которые нам нужны, а иногда наоборот, можно продать туда то, что есть у нас. В быту (даже сейчас, когда даже иностранный товар сопровождается переведенной на русский язык инструкцией, в особо сложных случаях приходится искать информацию о технике на зарубежных сайтах). В науке и программировании, даже если ты за рубеж не собираешься, на иностранных языках приходится и читать, и самому что-то писать. Интернет даёт возможность не только пообщаться с друзьями по интересу или поиграть в онлайн-игры на международных платформах, но и искать информацию практического характера. К примеру, сейчас, чтобы зарезервировать гостиницу за рубежом, есть множество платформ, чей интерфейс переведен и на русский язык (вот на украинский – уже не факт). Но если при бронировании возникнут вопросы, и нужно будет обменяться хотя бы парой сообщений с отелем, то русского языка может и не хватить; правда, есть ещё такие мощные инструменты, как Google translate (DeepL, Yandex Translate), но об их силе и слабости лучше поговорить отдельно. Как показывают отзывы – при том, что онлайн-перевод улучшается год за годом (и даже появились аппараты, переводящие речь с голоса), ему ещё есть куда совершенствоваться, а спрос на переводчиков пока не пропадает, просто изменились их задачи.

Если вы хотите изучить язык (или ещё не знаете точно, хотите ли, и не получатся ли затраты больше, чем отдача) – лучше всего рассчитать заранее ту цену, которую вы готовы за язык заплатить. А также цену того, что вы вместе с языком получите. А также то, какую часть языка вы готовы купить; одно дело, когда вам язык нужен как специалисту техподдержки, чтобы объяснить клиенту довольно однообразные задачи. Совсем другое, если вы собираетесь заниматься специализированным или литературным переводом. И есть ещё третий случай, когда вы учите язык, чтобы жить в стране, где на нём говорят все. В этом случае язык --- уже не «основное блюдо», а скорее «приправа» к другому умению. Ведь у себя на родине вам же никто не платит только за то, что вы говорите по-русски или по-украински; ваш язык – только один из ваших профессиональных инструментов.

Из чего состоит цена? Вот наиболее очевидные компоненты:


  1. Учебники, а чаще всего – также стоимость курсов. Конечно, есть герои с высокой самодисциплиной и мотивацией, способные изучать язык по многочисленным ныне онлайн-курсам и даже бесплатным видео на ютубе, а потом заставлять себя читать сайты на нужном языке и при случае обмениваться фразами с носителями.

  2. Личное время, которое тоже стоит денег (домашние дела и другие мероприятия). Как правило, личное время возникает не просто так, а образуется за счёт нехватки чего-то другого.

  3. Наконец, есть факторы, которые мало кто принимает в расчёт ввиду их «субъективности», однако их игнорирование приводит к тому, что язык осилить не удаётся. Это ваши собственные физические и психологические ресурсы, используемые хотя бы для того, чтобы регулярно учить язык и выполнять задания. К примеру, Вы учите язык на онлайн-курсах каждый понедельник и четверг с 8 до 9 вечера. Но вы заканчиваете работу в 6, ближе к 7 добираетесь на машине домой, ужинаете, едва успеваете ещё на что-то обратить внимание – и тут занятие. А голова всё ещё занята чем-то другим. Обучение не получается! Ещё хуже, если Вы решили сэкономить время и ресурсы и пытаетесь читать учебник или смотреть видео во время коротких периодов затишья на работе. Удастся ли вам сосредоточиться?


Рассчитать последние факторы ввиду их субъективности не так-то просто. Но если всё остальное в порядке, если времени хватает, курс оплачен, учебники куплены, а дело не идёт – значит, проблема носит физико-эмоциональный характер.

Выше был расчёт Ваших начальных расходов, подобным же образом можно рассчитать отдачу (и, возможно, неочевидные издержки) в результате освоения языка. Сразу скажу, что о «возможностях» разговор беспредметен, если говорить о них «вообще», без сроков – иначе они не реализуются никогда.


  1. Кратковременные возможности (ближайшие 2-3 месяца): более высокая должность и прибавка к зарплате? Новые клиенты? Новое полезное знакомство? (чем полезное?) Возможность показать себя на некоем мероприятии? Просто поговорить в турпоездке?

  2. Долговременные возможности: то же, но в перспективе 1-2-3 лет. С ними надо осторожнее – пока реализуются, чем-то надо питаться, что-то надо зарабатывать.

  3. Эмоционально-социальная сторона (новые книги, фильмы, круг интересного общения)


Но сюда же следует отнести и непредвиденные издержки (не всякий план реализуется оптимально), в частности:


  1. Ожидаемые от языка перспективы не открылись (например, пока учил язык – место было, выучил – а оно уже ушло к другому)

  2. Вместе с новыми перспективами открылись и негативные стороны. Например, долго учил некоторый восточный язык, чтобы отправиться в ту страну на хорошо оплачиваемую работу – и действительно её получил. Но атмосфера в той стране (или конкретно на той работе) оказалась таким стрессом, что уже не знал, как оттуда бежать, пока не закончился контракт. Реальных случаев подобного рода – тоже много (кому интересно, например, может найти в Интернете мемуары А. Шафира о работе в крупной южнокорейской корпорации).


Язык – долговременная (в случае основательного изучения) или кратковременная (если изучается на базовом уровне, например, для туризма), но всё равно инвестиция – денег, сил, эмоций. Как любая инвестиция, он может принести как прибыль, так и убытки.

Поэтому дальше мы поговорим о следующем:

- во-первых, попробуем разбить упомянутые расходы и доходы на более мелкие и конкретные факторы, чтобы легче было примерить к конкретным ситуациям – конкретным людям, языкам, обстоятельствам

- поговорим подробно о разных языках: что они обещают, какие ожидания могут не оправдать, в каких случаях являются рискованной инвестицией.

- также поговорим о профессиях, требующих знания языка или косвенно связанных со знанием языка – как эти профессии окупают себя, каких качеств требуют от профессионала, и почему эти профессии не стоит валить в одну кучу – они могут быть настолько разными, что успех в одной может сочетаться с абсолютным провалом в другой.
Tags: английский язык, иностранный язык, лингводидактика, немецкий язык, педагогика, польский язык, русский язык, украинский язык, французский язык
Subscribe

  • Прародина этрусков нашлась

    ... на Северном Кавказе. Причём одно дело - такие реконструкции, при которых в потенциальные кандидаты попадала огромная территория, а разброс был в…

  • И снова здравствуйте

    Уважаемый читатель, предлагаю очередной флеш-моб. Я хотел бы снова с тобой познакомиться. Может быть, ты (Вы) уже представился (представились) в…

  • Двуязычное общение

    Сегодня долго общался с сербом, причём своеобразно: он мне говорил по-сербски, а я отвечал по-английски, лишь иногда вворачивая сербские фразы. Как…

promo dmitri_lytov january 20, 2012 21:54 40
Buy for 10 tokens
(статья написана 20 января 2012, последний раз отредактирована 08 сентября 2012) Когда-то, баловства ради, я составил в Википедии краткий обзор языков Европы, с классификацией которых современные лингвисты затрудняются. Большая часть этих языков вымерла в античный период или даже раньше (в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment