?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Иногда мне приходится слышать или читать рассуждения тех или иных лингвистов о пользе изучения классических языков – древнегреческого и латинского. Польза, безусловно, есть, особенно для историков Древнего мира и Средневековья. Однако не о том речь. Приходится – нередко – также слышать мнение о том, что изучение древнегреческого, а особенно латинского, якобы благотворно скажется на способности к дальнейшему освоению других языков мира.

Я бы хотел поспорить с этим мнением и поговорить о противоположном – о неоднозначности греко-латинского наследия.

Некоторые утверждают, что изучение латинского языка помогает позднее осваивать романские языки. Рискну поспорить: почему бы не начинать изучение прямо с соответствующего романского языка? Романские языки рождались хотя и на основе латинского, но на варварской почве, с совершенно иной фонетикой. Грамматика романских языков, даже никак друг с другом не связанных, развивалась примерно в одном и том же направлении ухода от латинского наследия: исчезновение среднего рода, утрата почти во всех романских языках падежей (всех или большинства – пережитки падежной системы сохраняются только у местоимений), возникновение артиклей, возникновение нового перфекта, образованного при помощи глагола «иметь», исчезновение навороченных синтетических глагольных форм…

Иногда латинский помогает понять, почему то или иное слово во французском языке относится к мужскому или женскому роду. Но только иногда. Проще бывает всё-таки заучить род французского слова, чем вычислять его сложным окольным путём через латинский.

Если спросить у медиков, какая часть изученной латыни оседает у них в головах, вопрос вызовет нервный смех. По моему впечатлению, из всей латинской грамматики в головах медиков оседают только именительный и родительный падеж. Больше им не надо. Всё остальное можно посмотреть в словаре.

Если Вы решили стать католическим священником и надеетесь обсуждать вопросы богословия с коллегами на чистой латыни, не обольщайтесь – Вам придётся учить совсем не классическую латынь, и даже не средневековую, а сильно осовремененную. Как её только не коверкают по всей Европе, не говоря уж о Латинской Америке! Неверный пример подаёт не кто иной, как Папа Римский – даром что немец, а говорит по латыни с сильным итальянским акцентом. Меня могут обвинить в кощунстве, но, простите, какой римлянин произносил букву С как «ч», G как «дж»? Другие кардиналы говорят по латыни ненамного лучше.

В общем, польза от изучения латыни очень и очень неоднозначна.

При этом латынь всё равно незримо остаётся рядом с европейцами. Пускай латинский язык уже давно не нужен, пускай европейские имена уже не принято переводить – Жак есть Жак, а Джек есть Джек – всё равно в европейских языках остаётся пласт латинской лексики. Именно наличие этой лексики остаётся одной из важнейших причин, почему во многих европейских языках правописание так сильно отличается от произношения.

Попробуем себе представить, что во Франции, Великобритании, Италии, Испании прошла реформа орфографии – написание привели, насколько возможно, в соответствие с произношением. Насчёт соответствия надо уточнить. Можно спорить о том, какое произношение той или иной латинской буквы считать «более правильным» - то, которое было в классической латыни, или то, которое распространено в большинстве современных языков. Не суть. Об этом можно договориться. Но, предположим, договорились, и теперь во всех европейских языках одна буква соответствует одному звуку. Что же дальше?

Пострадают прежде всего торговля и туризм. Рухнут многие экономические связи, а вместе с тем накроется медным тазом и Европейский союз. Причина проста: европейцы всегда ездили по делам в соседние европейские страны, границы были всегда относительно прозрачны, и различные связи – торговые и культурные – процветали не в последнюю очередь благодаря узнаваемости надписей на вывесках. Вряд ли итальянец поймёт француза на слух, но многие слова узнает по написанию. Но и итальянец, оказавшись в Великобритании, наверняка поймёт про крайней мере часть вывесок. Английский язык столь консервативен в правописании не в последнюю очередь благодаря продолжающемуся притоку мигрантов, в том числе и из европейских стран, а также благодаря интенсивной торговле с той же Европой. Вот иссякнет поток мигрантов, свернутся связи с Европой – и орфографическая реформа произойдёт сама собой. А пока что – лучше мириться со сложным правописанием, но при этом узнавать в тексте интернациональные слова.

Тем не менее, есть в латинском – да отчасти и в греческом наследии – безусловно вредный элемент. И связан он с лингвистической терминологией.

Европейская лингвистика формировалась под влиянием греческой и латинской грамматики. И на все европейские языки в той или иной мере переносились понятия греческой или латинской грамматики. Все прочие языки сваливались в общую кучу под названием «востоковедение», изучались бессистемно. Да и трудно было изучать их систематично, поскольку «восточные» языки никак не хотели ложиться в прокрустово ложе греко-латинских грамматических моделей. В дореволюционной России востоковедение вообще было оторвано от теоретической лингвистики – результатом этого стало такое позорное явление, как марризм.

Наложение греко-латинских грамматических терминов на восточные языки приводит к совершенно неадекватному их восприятию. В начале 1950-х гг. лингвисты Китая на полном серьёзе спорили, является ли китайский язык развитым или же примитивным; по мнению большинства участников дискуссии, о явном примитивизме китайского языка говорил тот факт, что большинство морфологических категорий, характерных для европейской лингвистики, в нём было совершенно не к чему приложить!

На самом деле, восточные языки становятся куда более понятными, если при их анализе руководствоваться не прокрустовым ложем латинской морфологии, а внутренней логикой этих языков. В качестве хорошего примера могу привести вышедший недавно «Курс китайского языка» профессора В. Курдюмова. Как мне кажется, ему удалось описать историю и грамматику китайского языка довольно доходчиво именно благодаря тому, что он не пытался сделать китайский язык «европеоидным», а описывал его «как есть».

На самом деле, латинская терминология в языкознании затрудняет изучение и европейских языков, а не только восточных. «Сложность» многих языков оказывается надуманной, если избавиться от рабства латинской терминологии.

Из книги в книгу кочуют избитые примеры «сложных» языков. Читатели ужасаются: ах, в венгерском языке около 20 падежей, а в табасаранском – больше 50! Между тем, венгерские или табасаранские падежи – точный аналог европейских предлогов. Не знаю, как там в табасаранском, а в венгерском они довольно регулярны и легко запоминаются.

Здесь лингвисты оказались в плену греко-латинской терминологии: поскольку венгерские маркеры присоединяются в конце существительного и пишутся с ним слитно, это "падежи", а английские или французские – это "предлоги", тогда как функции у них одни и те же.

Ещё один пример, ещё более одиозный. Вот вам несколько парадоксов финского языка. Так называемый "перфект" на самом деле передаёт НЕСОВЕРШЕННЫЙ вид глагола. Так называемый "имперфект" на самом деле передаёт СОВЕРШЕННЫЙ вид глагола. Так называемый "пассив" вовсе не является пассивом. Здесь лингвисты опять оказались в плену греко-латинской терминологии. Финский «перфект» так назван потому, что он напоминает латинский перфект чисто формально, по способу образования (глагол «быть» + причастие прошедшего времени). Так же формально лингвисты отнеслись к наименованию финского «имперфекта» и «пассива».

Я давно мечтаю о тех временах, когда морфология перейдёт от формального, "латиноподобного" наименования своих терминов к их функциональному наименованию. Мне кажется, это во многом упростит изучение языков. Недавно в Канаде вышел фундаментальный труд И. Мельчука по морфологии:

I. Mel’cuk (1993-2000) Cours de morphologie generale, vol. 1-5, Montreal: Les Presses de l’Universite de Montreal/Paris: CNRS Editions.

Сокращённое издание вышло на английском языке:

I. Mel’cuk (2006) Aspects of the Theory of Morphology. Berlin – New York: de Gruyter. 615 pp.

По моему впечатлению, эта книга – самый существенный шаг к избавлению от греко-латинского терминологического рабства. Думаю, книга эта была бы интересна вообще востоковедам, поскольку для них проблема лингвистической терминологии более актуальна, чем для специалистов по европейским языкам. Переведена эта книга и на русский (Мельчук, Курс общей морфологии, тт. 1 – 5), но увы, вышла мизерным тиражом.

Comments

( 10 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Aug. 22nd, 2008 07:37 pm (UTC)
Спасибо )
Действительно актуальный вопрос. У меня после изучения латинского в институте остались в голове только сентенции и первый куплет Гуадеамуса ))
(Anonymous)
Aug. 22nd, 2008 07:41 pm (UTC)
Спасибо )
Действительно актуальный вопрос. У меня после изучения латинского в институте остались в голове только сентенции и первый куплет Гуадеамуса ))Танек Бонд
bahmanjon
Aug. 22nd, 2008 07:50 pm (UTC)
Я на лингве про разность падежей во флективных и агглютинативных языках уже заводил тему. Народ не шибко быстро врубался, когда я заявил, что в "падежи" в тюркских - это никакие не падежи и что от предлогов они ничем не отличаются, кроме места присоединения.

Кстати, от латинского наследия надо бы избавить и грамматику русского языка. На что уж языки похожи, а и тут не всё гладко...
gabix333
Aug. 23rd, 2008 08:46 am (UTC)
Причём тут орфографическая реформа?
Глупость какая-то. Английское «embarassed» и испанское «embarazada» очень даже похожи по написанию, да вот смыслы разные. Соответственно, реформа английского правописания с изменением, скажем, на некое «әmbærәst» скорее не помешает, а поможет испанцу понимать, что это — другое слово, не «embarazada».

Греко-латинское засилье в языковедческое терминологии — другое дело. Ну нет в английском языке инфинитива, однако ж полистайте учебники!
(Anonymous)
Aug. 24th, 2008 06:51 pm (UTC)
Re: Греко-латинское рабство
Лично я всегда возмущался академическим "бандитизмом" в отношении грамматик восточных языков, в результате чего получается некая фантастическая система, существующая только в головах тех самых академиков, но не в самих описанными ими языках. Помню на уроке санскрита одна студентка несмело спросила: "А можно не заучивать названия падежей по-латыни?" Действительно, если они изучают санскрит, то при чем тут латинские Nominativus, Genitivus и прочие –us'ы и –um'ы? Тем более, что в санскрите имеется своя собственная грамматическая терминология?

То же самое с арабским. Студентам, изучающим арабский язык, рано или поздно приходится изучать грамматику и по арабским источникам. И тогда они сталкиваются с тем, что им приходится переучивать все ранее изученное заново. И в той же ситуации изучающим санскрит приходится каждый раз проделывать что-то вроде: "Так, "двития вибхакти"… Что это у нас? Это у нас – Accusativus. A Accusativus – это у нас винительный падеж. Хорошо-о, запомнить бы вот только…"

Латынь – обязательный предмет на всех языковых факультетах. С таким же успехом могли бы поставить древнегреческий, иврит или санскрит. Ибо конечный результат – именно такой, как вы описали. Лучше бы те же самые часы потратили на что-то более полезное – поставили предмет, который, скажем, арабисту, неплохо бы знать, но его нет в учебной программе…

А если потом кого-то заинтересует литературные наследие на латыни или сравнительная лингвистика – можно же изучить - кто запрещает?

Считают, что подобый латинизированный подход облегчает западному читателю изучение восточных языков. Лично я вовсе так не считаю. Разве что тем, у кого мозги уже стали латинизированные…

tia_seria
Aug. 29th, 2008 04:13 am (UTC)
А я вот поспорю с этим:

/Некоторые утверждают, что изучение латинского языка помогает позднее осваивать романские языки. Рискну поспорить: почему бы не начинать изучение прямо с соответствующего романского языка?/

Я испанист. Переводчик. Учила латынь, соответственно. И именно латынь (даже то немногое, что не забылось) - в сочетании с историей романских языков - мне очень помогает в понимании португальского, итальянского и французского языков. Потому как, зная латинский корень, а также основные пути изменений латинских слов в каждом языке, я могу с немалой долей вероятности предположить, как будет звучать слово в этих языках. Естественно, для этого мне понадобились и базовые знания в каждом из этих языков. Но получать их гораздо легче, опираясь на латынь и тот же-таки испанский.
gipsylilya
Sep. 24th, 2008 08:23 am (UTC)
Согласна, когда несколько романских языков учишь, базовое знание латинской лексики очень помогает. Причём не только с романскими языками - английский считается германским, а лексика по большому счёту из романских языков.
gipsylilya
Sep. 24th, 2008 08:22 am (UTC)
"Из книги в книгу кочуют избитые примеры «сложных» языков. Читатели ужасаются: ах, в венгерском языке около 20 падежей, а в табасаранском – больше 50! Между тем, венгерские или табасаранские падежи – точный аналог европейских предлогов. Не знаю, как там в табасаранском, а в венгерском они довольно регулярны и легко запоминаются."

В цыганском языке похоже. Восемь "предлогов на конце", которые на русский могут переводиться как падеж, а могут - как предлоги, в зависимости от ситуации.
gipsylilya
Sep. 24th, 2008 08:25 am (UTC)
А ещё в цыганском языке нет инфинитива и есть время, которое по традиционной европейской классификации охарактеризовать невозможно, обычно пишут, что будущее совершенное по форме совпадает с настоящим простым, но на деле это одно и то же время попросту. Таково уж цыганское мировосприятие, так оно отразилось на грамматике.
danuvius
Feb. 11th, 2015 07:44 pm (UTC)
Тупой и лишенный логики постинг.
Вы смешали все в кучу-малу.
Даже не хочется разбирать все это.
Только не публикуйте это дерьмо в научной "бумажной" печати, ладно?
( 10 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Statistics


Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner