Д.Л. (dmitri_lytov) wrote,
Д.Л.
dmitri_lytov

Category:

И не красные, и не белые (давненько не писал я о политике...)

Люблю время от времени заглядывать на некоторые сайты, считающиеся либеральными и оппозиционными. Для меня эти сайты интересны прежде всего тем, что на них часто можно найти заслуживающие внимания аналитические материалы. Это не значит, что у «Единой России», или в целом у «власти» аналитики хуже. Просто у либеральной оппозиции, в силу ряда причин, этого добра (аналитических материалов) много и бесплатно, тогда как аналитики от власти обычно хорошо фильтруют базар. Фильтрованный базар тоже может быть весьма интересен, особенно если привыкнуть к этому языку и начать догадываться, что именно фильтруется, на чём делается акцент и так далее. Но постоянно напрягать мозги ради фильтровки отфильтрованного, согласитесь, неудобно.
С другой стороны, на сайтах либеральной оппозиции, помимо аналитики, есть немало всякого барахла. Если тональность статьи сводится к лозунгу «Геть Путина!» или «Запад нам этого не простит!» – значит, автору больше нечего сказать. Оппозиционность автора – совсем не признак ума. Просто, ещё раз хочу отметить, оппозиционные сайты богаты на аналитические материалы, притом а) откровенные, б) подробные, в) с далеко идущими выводами.
Оппозиционность – тоже довольно условное понятие. Бывало, автор материала или владелец сайта не считает себя оппозиционером, а напротив – самым что ни на есть доброжелателем власти. Но как-то так при этом получается, что к сайту тянутся в основном бывшие политики, а власть ведёт себя не так, как советуют ей мудрецы сайта, а совсем даже наоборот. Чтобы не отделываться банальной фразой «жизнь расставляет всё по местам», хотелось бы сформулировать критерии «либеральной оппозиции». Их по сути два: оппозиционеры, оценивая события в нашей стране, периодически видят в ней кризисы, а положительные примеры того, как избежать или разрешить кризис, обычно находятся в Европе или Северной Америке.
Кризис – понятие тоже весьма условное. Если автор видит кризис – значит, он обнаружил неполадки в чём-то ценном и важном для себя. Вопрос, является ли это ценностью и важностью также и для других. Если А что-то теряет, то почти наверняка Б при этом что-то приобретает. Вот если о кризисе заговорят одновременно и А, и Б, и В, то дело действительно серьёзно. Если же о кризисе говорит только А, то это проблема в первую очередь его личная или его референтной группы (т.е. группы тех, мнение кого для него важно).
По поводу кризиса либеральной оппозиции, кажется, сходятся во мнениях и её сторонники, и самые закоренелые противники. Тут и слепому видно, что если либералы несколько раз подряд с треском проигрывают выборы, если на словах все говорят об объединении, а на деле – ранее крупные партии дробятся на мелкие, а мелкие уходят в небытие – значит, либералам пришла пора задуматься о вечном. Пожалуй, сегодня в России либеральным политиком себя можно объявить ну разве что от полного отчаяния. И нечего на власть пенять. Власть дистанцировалась от либералов ещё при Ельцине, когда в противовес непредсказуемым и плохо управляемым «Демвыбору» и «Яблоку» было создано тогда ещё рыхлое, но лояльное движение НДР. Однако же тогда из либералов на власть никто не жаловался.
Писать о кризисе либералов я решил по своим субъективным причинам. За партию, которую можно отнести к либеральной оппозиции, я голосовал только раз в жизни. Несмотря на это, несмотря на в целом критическое отношение к либеральному движению, я довольно долго воспринимал его, как «меньшее из зол» - по сравнению с Янаевым, Хасбулатовым, Лебедем, Зюгановым и ещё некоторыми. Когда либеральный аналитик предрекает очередной кризис, я на это обычно реагирую так: «Мне бы ваши кризисы!». Тем не менее, я отношусь к либералам с уважением, не в последнюю очередь потому, что среди них так много людей с аналитическим складом ума. Читать «красные» сайты или газеты обычно скучно – там мало не то что анализа, но вообще фактов. В основном эмоции да ностальгия по старым временам. По сравнению с "красными", с эмоциональным запалом у либералов, мне кажется, и впрямь туговато – аналитический склад ума обычно с ним плохо совместим. Видимо, чтобы компенсировать эту недостачу адреналина, либеральная пресса время от времени даёт слово на своих страницах таким совсем не либеральным оппозиционерам, как Валерия Новодворская или Эдуард Лимонов. Что же касается ностальгии, то не чужда она и либералам. Вот с ностальгии, пожалуй, и стоит начать разговор.
Несколько лет назад, когда ещё можно было увидеть шоу Савика Шустера, да ещё в реальном времени, в одной из его передач представители разных партий схлестнулись во мнениях по поводу гражданской войны. «А на чьей бы вы стороне воевали, если бы оказались в тех временах – за красных или за белых?». Как ответили коммунист и представитель «Родины» – понятно, как ответили представители «Единой» - сейчас уже не вспомню, а Немцов и Явлинский, несмотря на свои давние противоречия, дружно ответили «За белых!».
В данном случае я бы позволил себе с ними не согласиться. Ни Немцова, ни Явлинского в «добровольцы» не приняли бы – всё по причине проклятого «пятого пункта», даром что у них обоих он был «грязен» только наполовину. В интеллигентном обществе копаться в еврейских корнях не принято, но у белых этот вопрос вызывал самый живой интерес. Казачий разъезд отправил бы Немцова в мир иной за одну лишь внешность. Но даже и среди более «культурных» офицеров, а особенно среди солдат Добровольческой армии значительная часть относилась к евреям брезгливо и видеть их в своём движении не желала, так что сама логика событий повернула большинство евреев в сторону красных.
Однако за «пятый пункт» поймать можно не так и много либералов, а если прошерстить корни всего либерального электората в лучшие времена, то белые приняли бы их с распростёртыми объятиями – за русские и православные (в большинстве) корни. Проблема была бы в другом: белое движение по своему характеру вовсе не было либеральным. Слова «либерализм» и «демократия» в белой среде были, как известно, в основном ругательными. «Либералы» и «демократы» - так белые обычно называли выходцев из дворянства, которые «объективно» играли на руку их врагам – красным.
Можно сколько угодно рассуждать, как бы сложилась жизнь в России, если бы белые победили. Но пресса белой эмиграции не оставляет ни малейших шансов мифу о якобы либеральном настроении белого движения. Тех, кто хотел восстановить власть Учредительного собрания, перевоспитала Гражданская война – к её окончанию либералов среди белых почти не осталось. Большинство белых эмигрантов были монархистами. Те же, кто разочаровался в монархии, предлагал ещё более радикальные и одновременно ещё менее демократичные рецепты. «Зелёные тетради» НТС – того самого НТС, что потом стал издавать журнал «Посев», любимый советскими диссидентами – учили, что идеал политического общества следует искать в Италии – в лице Муссолини, в Португалии – в лице Салазара, в Испании – в лице фалангистов… Гитлера хвалить было как-то неудобно из-за его откровенно антиславянских лозунгов, однако в годы войны НТС активно участвовал в коллаборационистской администрации и прессе. А кто из видных белых не запятнал себя сотрудничеством с нацистами? Были такие, и много. Но опять же совсем не демократы и не либералы, а такие, как монархист и, по-видимому, антисемит Деникин.
Думаю, вряд ли Немцов или Гайдар, идеализируя белых, воображали себя вредными Мальчишами-Плохишами. Времена Гражданской войны давно прошли, и для многих из нас слова «красный» и «белый» - это символы. Символ же вовсе не обязательно должен быть осязаемым и реальным - тем более для человека, склонного к абстрактному мышлению. Слово «красный» сейчас – так уж сложилось – ассоциируется в основном с КПРФ, с её флагами и демонстрациями, с ностальгией по Сталину и Брежневу, по госзаказу, по тем временам, когда государство брало на себя основную часть забот, и спасибо ему хотя бы за это. С другой стороны, слово «красный», особенно в последние лет 10-15, ассоциируется со шквалом сталинских репрессий и беззаконием времён Гражданской войны. Совсем не на руку сторонникам «красных» оказывается тот факт, что в любой стране, где поднимали красное знамя, тут же запрещали оппозицию, начинались массовые аресты, трудовые лагеря росли как грибы из-под дождя. Да, одиозный Пол Пот не был нам другом (по странной прихоти судьбы американцы благоволили к нему куда больше), однако же и у него были и красное знамя, и своя коммунистическая партия. «Белые» же – то есть представители режимов, которых «красные» по всему миру свергали или пытались свергнуть – обычно действовали более вяло, масштабы казней с их стороны трудно было сравнить с решительностью «красных». Тем и милы они нынешним либералам, и даже за Муссолини или Франко тот или иной либеральный публицист замолвил словечко.
Неувязка состоит в том, что деды нынешних либералов в основной своей массе воевали как раз за красных, а не за белых. У некоторых, если не у многих, "красные" деды были репрессированы, но до этого занимали в красной иерархии совсем не маленькие посты. То есть по сути, внуки обрушились с критикой на то, к чему руку приложили их деды.
Чудны дела твои, Господи. Впрочем, разве за рубежом не так же? Кто в Германии призывает бороться за мир, против национальной и расовой нетерпимости – разве не дети и внуки бывших солдат вермахта и Ваффен-СС? В Камбодже и того интереснее – там памятники жертвам Пол Пота создают не внуки, а сами бывшие полпотовцы. Почти вся нынешняя элита Камбоджи вышла из «красных кхмеров».
Впрочем, человеку на то и мозги даны, чтобы переосмысливать прошлые ошибки. Вот и получилось, что в годы перестройки сначала дети и внуки репрессированных стали писать о несправедливости сталинского режима, а уж затем экономист Лариса Пияшева однажды задала вопрос на страницах «Комсомольской правды»: если Сталина критикуем, почему бы и за Ленина не взяться, ноги-то оттуда растут? Вряд ли кто сейчас и помнит Пияшеву, но реабилитация Солженицына, громкая солоухинская публикация «Читая Ленина» и т.п. – всё это было уже потом, потом… Но как только взялись чистить себя от Ленина, так инициатива стала медленно, но неуклонно переходить к тем, кто идеи белого движения принимал совершенно искренне, кто воспринимал белых не как либеральную икону (как «тех, кто меньше репрессировал»), а как есть, как выразителей имперской идеи. Люди именно с такими идеями и сплотились потом вокруг президента Путина. Тут либералам и возразить-то было нечем. Вы ведь, господа либералы, были за белых? Вот и получайте то, за что белые боролись. Знамя белого движения, поднятое либералами, стало для них белым флагом поражения.
Впрочем, с красными, несмотря на красных отцов и дедов, либералам тоже явно было не по пути.
(Продолжение следует - см. по тегу "когнитивный диссонанс").
Tags: белые, гражданская война, евреи, когнитивный диссонанс, красные, либерализм, оппозиция, политика, революция, ретроспектива, символ
Subscribe

promo dmitri_lytov january 20, 2012 21:54 40
Buy for 10 tokens
(статья написана 20 января 2012, последний раз отредактирована 08 сентября 2012) Когда-то, баловства ради, я составил в Википедии краткий обзор языков Европы, с классификацией которых современные лингвисты затрудняются. Большая часть этих языков вымерла в античный период или даже раньше (в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments