Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Индеец

О себе и об этом журнале

Пишу на русском, иногда на украинском, по работе с коллегами и клиентами говорю на четырёх с половиной: английском, французском, немецком, испанском и ломаном португальском. Живу в канадской столице, г. Оттава. Пишу редко, иногда делаю перепосты.

Мои интересы: кино, языки (древние и современные), история.

Collapse )
promo dmitri_lytov january 20, 2012 21:54 40
Buy for 10 tokens
(статья написана 20 января 2012, последний раз отредактирована 08 сентября 2012) Когда-то, баловства ради, я составил в Википедии краткий обзор языков Европы, с классификацией которых современные лингвисты затрудняются. Большая часть этих языков вымерла в античный период или даже раньше (в…

Кого выбирает Канада

21 октября в Канаде проходят федеральные выборы, по результатам которого будет сформировано новое правительство и назначен новый (или переназначен старый) премьер-министр. Интересно отметить, что выборы уже поставили своеобразный рекорд – по числу голосовавших досрочно. Этой возможностью воспользовалась и наша семья, потому что уж слишком неудобным является официальный день выборов (он всегда приходится на рабочий день).

Партии и специфика

Канадская внешняя политика – не агрессивная и напористая, как у США, к тому же Канада находится довольно далеко от Украины. Тем не менее, исторически сложилось, что Канада интересуется происходящим в Украине. Одна из причин - об этом не даёт забыть всё ещё не маленькая украинская диаспора. Как раз через пару недель в Оттаве соберётся проходящий раз в три года очередной Конгресс украинцев Канады, где тоже будут обсуждать не только внутренние канадские вопросы, но и, в частности, содействие соотечественникам на исторической родине.

С другой стороны, вопросы взаимодействия с Украиной – лишь небольшая часть предвыборной программы каждой из партий. Подавляющее большинство пунктов партийных программ – чисто местные. И внешняя политика Канады, намного более скромная по сравнению с напористостью внешних амбиций США или с финансово-интеграционными амбициями Европы, тоже находится под сильным влиянием чисто внутренних канадских вопросов. Из которых, наверное, для части украинцев может быть актуален вопрос об иммиграционной политике.

Исторически в Канаде у власти сменяют друг друга 2 крупные партии – консерваторы («синие») и либералы («красные»). У каждой из этих партий были свои бурные периоды, несколько десятилетий назад консерваторов поразил настолько масштабный кризис, что они ненадолго вообще исчезли из федеральной политики. Тем не менее, ни одна другая партия пока к власти на федеральном уровне не приходила, хотя периодически «третьи партии» показывали неожиданно высокие успехи и даже оказывались на втором месте.

Особенность Канады состоит в чётком разделении полномочий между федеральным центром и провинциями. На практике это означает, что есть вопросы, которые решают только провинции (а центр может лишь рекомендовать, субсидировать, высказывать озабоченность и т.п.), а есть вопросы чисто федеральные. Поэтому в Канаде нет, например, общеканадских школьных учебников, поскольку образование – это компетенция провинций. Лет 30-40 тому назад доходило до того, что учитель с дипломом, полученным в одной провинции, не мог найти работу в другой и должен был там начинать высшее образование с нуля.

Поэтому провинциальная и федеральная политика в Канаде – это две параллельные реальности. В провинциях существуют свои партии, в том числе и такие, которые могут называться «консерваторы» или «либералы», но связь между ними и федеральными партиями довольно условная, на уровне того, интересы каких групп они лоббируют. Очень может быть так, что один и тот же канадец на федеральном уровне стабильно голосует за консерваторов, а на провинциальном – за местных либералов, и не видит в этом противоречия. Да что уж там, не далее как в 1998 году лидер канадских консерваторов (федеральной партии) перешёл на должность лидера либералов во франкоязычной провинции Квебек и в этом качестве позднее стал премьером провинции.

Что было необычным в данном переходе? Совсем не то, что у партии были другие лозунги; необычным был именно переход из федеральной политики в провинциальную без потери положения. Куда как чаще бывает так, что высокопоставленный федеральный политик решает начать играть на провинциальном уровне (или чаще даже наоборот), а в результате резко теряет, оказавшись в совершенно иных условиях. Как если бы профессиональный футболист решил переквалифицироваться в профессионального биатлониста – тоже спортсмен, но есть нюанс.

«Засада» для канадских федеральных политиков состоит в том, что избиратель на них зачастую переносит и своё впечатление от одноименных провинциальных партий. Ну и что, что формально разные уровни – вы ведь исповедуете общие принципы, значит, отвечайте за ваших «братьев меньших». Скажем, несколько лет назад в провинции Онтарио (составляющей почти две пятых населения Канады) пришли к власти консерваторы и тут же начали политику жёсткой экономии бюджета, ударившую прежде всего по медицине и школам. И хотя их федеральные консервативные «собратья» по канадскому же закону напрямую не влияют на школы и медицину, избиратели на выборах им обязательно припомнят Онтарио – ну хотя бы потому, что борются федеральные консерваторы за ту же бюджетную экономию ради снижения налогов. Люди с невысоким уровнем доходов и так платят мало налогов, для них обещанное консерваторами  снижение роли не сыграет, зато для них немаловажен выбор, сколько за ту или иную услугу придётся платить из своего кармана, а сколько – из бюджетного, и призывы «не брать в долг у детей и внуков и не раздувать бюджетный дефицит» не вызывают у них энтузиазма.

С другой стороны, нельзя сказать, что федералы на провинциальную политику уж совсем не влияют. Способов повлиять есть довольно много – и на медицину, и на инфраструктурные проекты, и образование.

Возьмём, к примеру, высшее образование. Никакая стипендия (если она вообще будет) высшее образование не покроет, поэтому родителям будущего студента либо нужно заранее копить на университет или колледж (несколько тысяч в семестр, а для престижных специальностей и десятки тысяч), либо студенту придётся потом брать у банка заём на образование. Что делает государство? Например, в Канаде существует RESP - специальный накопительный счёт, на который родители могут класть деньги на будущее образование своих детей, и с которого деньги нельзя потом ни изъять, ни потратить на что-либо иное, кроме образования в университете или колледже – зато правительство регулярно доплачивает на счёт определённый процент от внесённой в календарном году суммы.

Перед нынешними выборами консерваторы предлагают увеличить ежегодные доплаты на RESP – а либералы, напротив, предлагают чуть повысить студенческие гранты, а также позволить студенту не выплачивать заём до тех пор, пока его зарплата не достигнет 35000 канадских долларов (около 700 тысяч гривен) в год. Сумма может показаться большой в Украине, но весьма скромная для Канады, поскольку канадцы не только зарабатывают больше украинцев, но и расходы там на порядок больше: как вам, например, месячная квартирная плата для семью с ребёнком за сумму начиная от 25-30 тысяч гривен, или Интернет за 1500 гривен в месяц? Канада – не рай, а просто общество, где играют по правилам, где государство без причины не докапывается и не даёт докапываться другим, а за беспредел сильно бьёт по рукам; но такой уровень жизни имеет свою цену.

Едва ли не самый мощный способ воздействия федерального правительства на провинциальную политику – это система федеральных трансферов из федерального бюджета в провинциальные (или наоборот), согласно которой есть провинции-доноры, а есть получатели. Трансферы призваны компенсировать расходы, которые провинции предпринимают на провинциальном уровне – например, на адаптацию новоприбывших иммигрантов. И эти трансферы, на мой взгляд, превратились в порочный круг. Больше всего федеральных трансферов получают вовсе не самые бедные провинции, а наоборот, самые богатые – Онтарио и Квебек – что, в свою очередь, стимулирует большинство новых иммигрантов оседать именно в Онтарио и Квебеке – что даёт им право требовать от правительства опять же максимальных трансферов в свою пользу. И изменить эту ситуацию в ближайшее время вряд ли возможно, поскольку обе эти провинции в совокупности составляют больше половины населения Канады – ну и кто им возразит? Да, забыл представиться – я сам живу в Онтарио, так что вроде как и сам жирую за счёт этих трансферов.

Либералы

Сейчас у власти находятся либералы. Поскольку Канада возникла сначала как британская колония, а затем долго была британским доминионом (независимым государством, но с британскими, а не собственными паспортами), исторически к партии относилась те представители элиты, которые не совсем вписывались в британский мейнстрим: католики, богатые франкоканадцы, или даже вполне себе протестанты британского происхождения, но требующие большей независимости от британской короны, укорочения прав наследственных элит.

Традиционная опора канадских либералов – госслужащие, а также компании, связанные с обслуживанием государства вообще и многих канадских инфраструктурных проектов (то есть, проводя советскую аналогию, «госзаказами»). Несмотря на традиционный красный цвет партии либералов, назвать их «социалистами» можно с трудом. Налоги при либералах обычно чуть выше, чем при консерваторах, но при этом либералы активно вкладывают в инфраструктурные проекты. К примеру, они ввели целевой налог на выхлопы (carbon tax), деньги от поступления которого расходуются целевым образом на всё, что так или иначе связано с экологией (обустройство парков, например).

Самое слабое место либералов - нынешний премьер Джастин Трюдо. От знакомых приходилось слышать примерно такое: «я буду голосовать не за Трюдо, а за депутата нашего района, которого я знаю, или за поддержку науки, поскольку консерваторы, скорее всего, урежут финансирование». Во-первых, Трюдо раздражает тем, что он «наследник» - сын покойного премьера Пьера Трюдо, немало сделавшего для укрепления федерации; но в отличие от отца, Трюдо-младший отметился скорее как мастер «не выносить сор из избы», закулисных интриг и тихих манёвров, мастер загонять неприятные проблемы в долгий ящик, лишь бы внешне царили мир и спокойствие.  По сути, сам факт нахождения Трюдо у власти – как насмешка над демократией, как способ показать канадцам, что сколько ни голосуй, решают не способности, а наследство. Во-вторых, лишь недавно отгремел скандал, когда генпрокурор (тоже либерал) раскопала коррупционное дело крупной квебекской компании, в котором оказался замешан сам премьер – но уйти пришлось ей, а позиции Трюдо никак не пошатнулись, его талант «не выносить сор из избы» вполне пришлись по духу влиятельным коллегам по партии. В-третьих, вкусы Трюдо не раз делали его мишенью для анекдотов – то он нарядится в трэшевый «индийский» костюм во время поездки в Индии, то всплывут фотографии, где он на вечеринке намазал себе чёрной краской лицо и руки – которыми, к слову, хватает за грудь однокурсницу, и ещё вопрос, что тут более оскорбительно для публики. Украинцу, возможно, не понять, что тут может быть обидного в том, чтобы изображать чернокожего, намазав краской лицо; но в контексте канадской истории это примерно как рассказать отцу убитого на Майдане известный анекдот про эбонитовые палочки.

В плане социальных свобод и защиты достоинства личности либералы традиционно занимали бескомпромиссную позицию, не допуская, чтобы большинство «козлило» меньшинство, будь то религиозная или этническая дискриминация. Последнее не значит, однако, что либералы «автоматом» представляют сразу все этнические меньшинства Канады, но вот что касается канадцев, говорящих по-французски (второй по численности язык Канады) – их интересы либералы традиционно представляют в регионах и городках, где они составляют заметный процент населения за пределами франкоязычной провинции Квебек, где существует свой политический расклад.

В плане иммиграции либералы традиционно устанавливали более низкие барьеры по сравнению с консерваторами. В свой предыдущий срок Трюдо совершил жест, за который его критикуют противники и хвалят сторонники: принял несколько десятков тысяч беженцев из Сирии. Люди, не знакомые с канадскими реалиями, могут представить это себе так: на плечи канадцам вдруг свалилась толпа оборванцев мрачного вида, не желающих соблюдать местные законы и залезших в карман простого налогоплательщика. На деле, такие массовые миграции беженцев в истории Канады случаются редко, и процесс миграции происходит не без участия общин на месте. В том районе, где мы жили, несколько канадских семей взяли к себе сирийцев – сами, добровольно, никакое правительство их не принуждало – и регулярно перед своей церковной общиной отчитывались, как содействовали их адаптации, а община по возможности содействовала (собирала одежду, игрушки для детей, помогала взрослым сирийцам найти первоначальную работу).

В плане поддержки Украины либералы «твёрдо обещают сохранить поддержку на нынешнем уровне», и при необходимости увеличить санкции в отношении России, если режим Путина и его "оборотней в погонах" и дальше будет продолжать свою агрессивную политику. К слову, министром иностранных дел является этническая украинка Христя Фриланд. В плане международной политики либералы обычно активно поддерживают разные гуманитарные программы международной помощи слаборазвитым государствам.

Консерваторы

Исторически консерваторы («синие») представляли собой, что называется, наиболее лояльных британской короне. Как и следует из названия, консерваторы во все периоды истории очень неохотно шли на те реформы, которые потом историки называли прогрессивными, всякий раз указывая «сначала посчитайте, во сколько эти новые свободы и праздники жизни обойдутся казне – и мне, как налогоплательщику». В общем и целом, грубо-приблизительно, консерваторы ведут политику «меньше налогов, меньше бюджетных расходов, высокие барьеры для иммиграции». В то же время, на нынешних выборах консерваторы обещают иммигрантам облегчить признание в Канаде их дипломов, что существенно при поиске работы. Опять же, на моей памяти, когда консерваторы были у власти, то «закручивали гайки» в плане иммиграции они не радикально – могли повышать порог образования, или срок ожидания для получения гражданства после иммиграции – но цифры потока иммигрантов при этом сильно не менялись.

Традиционные избиратели консерваторов – с одной стороны, предприниматели или сотрудники компаний с доходом выше или существенно выше среднего, а с другой – жители небольших населённых пунктов и сельской местности. Мотивация последних понятна: инфраструктурные проекты их, как правило, не затрагивают, от них больше всего выигрывают жители крупных городов, а интерес жителей глубинки – чтобы государство меньше лезло в их карман; а если, к примеру, сокращение числа автобусных маршрутов или городских больниц не нравится городским «дармоедам» - что ж, незачем было переться через океан в Канаду, сидели бы дома.

Консерваторы также предлагают гораздо более активную поддержку Украины, в том числе и в плане противостояния с Путиным и пророссийскими "прокси" в оккупированных восточных регионах Украины. Консерваторы являются единственной партией, которая предлагает предоставить Украине летальное оружие и другие продвинутые военно-технические средства (правда, неясно, какие перспективы это имеет в свете нынешней политики «замирения» Зеленского). В плане международной политики консерваторы выступают за более активную роль Канады, в частности, в поддержке Израиля и в противостоянии режимам, не вписывающимися в британские понятия о «честной игре».

Нынешний лидер консерваторов Эндрю Шир – энергичный и обаятельный. На недавних телевизионных дебатах лидеров партий Шир показал себя человеком остроумным, легко и дипломатично парирующим острые реплики собеседников и даже несколько раз атаковал шутками нынешнего премьера Трюдо. Его слабым местом является, как я уже писал выше, настороженное отношение канадцев к консерваторам после их недавней победы в провинции Онтарио, обернувшейся урезанием расходов по многим направлениям. И это при том, что если канадских консерваторов сравнить, например, с американскими партиями, то они окажутся «слишком левыми и социалистическими» по американским меркам.

Поэтому в общеканадских опросах как либералы, так и консерваторы идут ноздря в ноздрю, где-то в пределах 35-38% для каждой из партий.  А значит, даже в случае победы нужна будет коалиция. С кем же придётся эту коалицию формировать, и у какого союза шансы выше?

НДП

Новая демократическая партия (НДП, или «оранжевые») уже несколько десятилетий прочно занимает в Канаде место «вечного третьего». Исторически это самая молодая из партий, главной опорой которой были профсоюзы. Поэтому НДП традиционно поднимает в парламенте вопросы о том, чьи права ущемляют, кому недоплачивают, как сбалансировать неравенство в тех или иных сферах. Речь чаще всего идёт о практических мерах. Например, можно дать женщинам представительские квоты во многих органах, разрешить им служить в армии и на тяжёлом производстве, и на этом заявить, что таким путём достигнуто равенство женщин с мужчинами – но фактически, если у женщины при этом сохраняется нагрузка в виде воспитания детей, а у неё нет времени забирать детей из школы (надо доплачивать няне?), или денег, чтобы отдать детей в что-то вроде частных яслей (значит, нужен длительный, в год-два как минимум, неоплачиваемый перерыв в работе, чтобы сидеть с детьми) – ну и где оно в результате, это равенство?

Защищая ущемлённые категории населения, НДП естественным образом стала партией, наиболее привлекательной для новых иммигрантов из не самых благополучных стран (например, Индии или Пакистана). Малооплачиваемые работники и/или выходцы из этнических групп, слабо представленных в канадской элите – самые надёжные избиратели НДП.

К слову сказать, роль профсоюзов далеко не всегда прогрессивна. Печальную известность получили, например, забастовки школьных сотрудников в ряде провинций Канады. Профсоюзы поддерживают слабых, но в то же время ставят барьеры для честной профессиональной конкуренции, ограничивая приток в профессию людей из смежных специальностей.

НДП намеренно выдвигает завышенные социальные требования на всех выборах, с одной стороны, обращаясь к своему традиционному избирателю, с другой, прекрасно представляя себе, что более состоятельное канадское большинство вряд ли позволит им сформировать правительство – а значит, часть их требований заведомо не будет удовлетворена.

Во внешней политике НДП традиционно является антиподом консерваторов. Если консерваторы поддерживают Израиль – то НДП среди постсоветских иммигрантов получил прозвище «Наш дом – Палестина». Традиционно НДП высказывает сочувствие всем тем государствам, которые «страдают от излишнего давления со стороны США». Но при этом, к их чести, всё же дистанцируются от диктаторских режимов. Оно и понятно почему: если избиратель НДП когда-то приехал в Канаду из страны с отмороженным режимом, то какая ему радость, чтобы деньги канадского бюджета шли на контракты с тем самым диктатором или его преемником? Он лучше заработанные деньги родственникам передаст.

В плане поддержки Украины НДП наиболее сдержанны: на словах «да, поддерживаем», но без конкретики, ограничиваясь общими фразами. По факту же истекающего политического сезона видим, что при необходимости они способны и санкции для путинского режима ослабить, и вообще действовать в украинском вопросе «прагматичнее». А может быть, пока они не попали во власть, все эти международные разборки - "не их война", поэтому и стараются не наживать себе врагов заранее.

На выборах НДП, по опросам, могут собрать 15-20% голосов, несмотря на весьма колоритного, энергичного и харизматичного лидера – Джагмита Сингха.

Квебекский блок

Исторически этот блок представляет интересы единственной провинции, где большинство населения говорит по-французски, а не по-английски. Поэтому хотя Блок и является общефедеральной партией (и в годы моей юности даже занял на выборах второе место, став официальной оппозицией), программа блока касается только и исключительно вопросов, вызывающих интерес для франкоязычной провинции. Ясно, что квебекцы вовсе не обязаны голосовать за блок. Блок был силён, когда в англоязычных провинциях ещё имела место культурная и деловая дискриминация франкоязычных; но по мере того, как квебекцы добились выполнения своих требований на федеральном уровне, это сыграло злую шутку с самим блоком – он стал стремительно терять избирателей. На прошедших федеральных выборах блок получил всего 10 мест; мало того, в собственном Квебеке блок уступил часть мест не кому-нибудь, а консерваторам, которые всегда скептически относились к квебекскому автономизму.

Ловушкой для Квебекского блока стало то, что исторически они проводили программу с довольно высокими социальными требованиями, почти как НДП – но только для Квебека. Сейчас, когда Квебек и так является «самой социалистической» провинцией Канады, педалирование социальных требований на общеканадском уровне приведёт к тому, что федеральное правительство вынуждено будет пересмотреть упомянутые выше трансферы в провинциальные бюджеты – от чего первым же пострадает Квебек. Поэтому нынешняя программа Блока несколько поправела и в целом по общеканадским вопросам они высказываются меньше и более обтекаемо по сравнению с другими партиями. Категорически Блок выступает против трансканадского нефтепровода, который поддерживают консерваторы и – с оговорками – либералы.

Прочие (зелёные, народная партия и др.)

Есть в канадской политике партия, которая и на федеральных, и на провинциальных выборах собирает единичные места – «зелёные». Честно сказать, для меня отличие между «зелёными» и НДП лишь в их историческом происхождении: НДП произошли от профсоюзов, а «зелёные» - от интеллектуалов, не принадлежащих к влиятельным в канадской политике кланам, вот и вся разница. На выборах их программы весьма схожи, только НДП оттачивали своё ораторское и политическое мастерство десятилетиями, а лидер «зелёных» до сих пор выглядит в политике новичком.

На нынешних выборах в Канаде появилась ещё и Канадская народная партия – как консерваторы, только правее и бескомпромисснее. КНП, в отличие от дипломатичных консерваторов, выдвигает весьма чёткие требования в плане того, какова должна быть иммиграционная планка, как они надеются проталкивать проект общеканадского нефтепровода – и тем импонируют части избирателей. Но едва ли им удастся набрать высокий процент.

Если на выборах либералы и консерваторы, как ожидается, соберут примерно равное число голосов, но не добьются абсолютного большинства, то наиболее вероятной представляется коалиция либералов и НДП. «Зелёные» и КНП едва ли наберут столько голосов, чтобы стать партнёрами для коалиции, а «Квебекский блок» по ряду ключевых вопросов сильно расходится с консерваторами. Так что если не случится чудо, Канаду ждёт очередное либеральное правительство, хотя и более слабое, чем в истекающем сроке.

Тем, кто хотел бы прочитать по теме канадских выборов поподробнее, и готов читать по-английски, могу предложить две ссылки:

1) подробный обзор позиций каждой из канадских партий по каждому из актуальных для Канады вопросов на сайте СВС (агентство ТВ и радио Канады):

https://newsinteractives.cbc.ca/elections/federal/2019/party-platforms/

2) анализ позиций партий, в том числе по украинскому вопросу, от Конгресса украинцев Канады:

https://ucc.ca/wp-content/uploads/2019/10/2019-Federal-Election-UCC-Survey-Party-Responses.pdf

На русском языке есть ещё один хороший обзор канадских партий на текущих выборах.

скрепы

Открыли, да не то

Оригинал взят у известного и уважаемого мной индоевропеиста Алексея Касьяна kassian:

Британские ученые в лице сборной команды Оксфорда и Кембриджа в очередной раз отличились (я честно не понимаю, зачем они так делают).

Проект под руководством фонетиста John Coleman называется "Ancient Sounds". Суть в том, что якобы изобрели машинку, которая по аудиозаписи слов современных языков триангуляцией реконструирует звучание праиндоевропейского корня, к которому восходят эти слова. Берут англ. one и франц. un (в формате *.wav), а машинка генерит *.wav с произношением праиндоевропейского слова для '1' (сюрпрайз, это оказалось *oyno-, как и считают традиционные индоевропеисты).

В популярной статье, подготовленной кембриджской PR-службой, "Time travelling to the mother tongue" так и говорится: "Звуки языков, умерших тысячи лет назад, были воссозданы революционной технологией с использованием статистики (T
he sounds of languages that died thousands of years ago have been brought to life again through technology that uses statistics in a revolutionary new way)".

Это, конечно, подхватили журналисты. Например, отечественная Лента.ру: "Ученые из Оксфордского и Кембриджского университетов (Великобритания) воссоздали возможное звучание праиндоевропейского языка, на котором говорили около восьми тысяч лет назад жители северных степей между Черным и Каспийским морями".

На самом деле, насколько я понял из изучения сайта "Ancient Sounds" и выложенных там презентаций и статей, речь идет о намного более тривиальной задаче.

Люди некоторым образом разложили спектрограмму с трехмерного пространства в четырехмерное. Теперь, если у нас есть две звуковые последовательности в виде обычных трехмерных спектрограмм, машина может сгенерить ряд промежуточных звучащих состояний, по которым первая последовательность постепенно переходит во вторую.

Один из примеров, который приводят авторы -- континуум между итальянским [due] '2' и французским [dœ] '2': http://www.phon.ox.ac.uk/jcoleman/7.due-doe.wav

Британские авторы напирают на использование статистики, хотя мне показалось, что речь идет всего лишь о банальном усреднении. См. слайд из их презентации:



Выглядит всё мило и забавно. Хорошая фонетическая интерпретация буквенной игры, как сделать из мухи слона. Еще примеры перехода из А в Б с индоевропейскими числительными есть на офсайте:

Остается непонятным, решению каких задач этот механизм может на практике помочь. К чему его применять, помимо вышеописанного баловства?

К реконструкции праязыка данная технология отношения не имеет. Просто в некоторых своих примерах авторы наговаривают праформу (так, как им подсказали компаративисты) и строят фонетический переход от неё к современной форме-потомку, например, от англ. one [wʌn] '1' к праиндоевропейскому *oynos '1'. Об этом на самом деле говорят и сами авторы: “We’ve explicitly focused on reproducing sound changes and etymologies that the established analyses already suggest, rather than seeking to overturn them,” says Coleman.

Читатель спросит, может быть это и есть применение изобретенного алгоритма? Пусть исходную (праязык) и конечную (современный язык) точки задает человек, но машина же нам реконструирует множество промежуточных состояний. Грубо говоря, имея англ. one [wʌn] и праиндоевропейское *oynos, мы могли бы автоматически получить, скажем, прагерманскую форму для числительного '1' -- хронологически находящуюся между one и *oynos.

Увы, нет. Фонетическая эволюция слишком часто бывает зигзагообразной, а не линейной. Например, в случае того же числительного '1' прагерманская форма вполне надёжно восстанавливается как *ainaz. Можно прослушать упомянутую аудиозапись с реконструированной цепочкой one-*oynos  и убедиться, что ничего похожего на [ain] в ней не звучит.

P.S. Надеюсь, что они запилят онлайн сервис, куда можно будет подать два *.wav и получить континуум перехода -- студентов на курсе фонетики это должно будет веселить.
Иисус, динозавр

Нефтяники: два вида

Вид первый: оригинал взят у asketic_travel в Нуса Дуа и инопланетяне

Чёрная тропическая ночь. Россыпь ярких звёзд на небе. Липкий душный воздух. Полуобморочный геккон на стене. У меня закончились трудные переговоры, и я сижу на веранде ресторанчика над тарелкой с какой-то индонезийской кислотой, щедро приправленной чили и скипидаром. В меню написано, что это традиционное блюдо. Это значит, что эта потрава здесь с давних пор используется для еды.

Ресторанчик почти пуст. В углу напротив, сидя на высоких стульях, два длинноволосых индонезийца с гитарами складно, меланхолично и очень похоже выводят "Layla". "Layla, darling, won't you ease my worried mind?.." - разносится во влажном воздухе. О да, Лейла, это было бы очень любезно с твоей стороны... Геккон подобрался ближе к вентилятору и сочувственно косится на меня из-под потолка. Звучит последний аккорд. Я вяло хлопаю. Певцы оживляются: "Спасьибо! - говорит худой через весь зал. - Париятного аппетита!"
Collapse )

Вид второй: оригинал взят у marinaiv в Суровые канадские нефтянники и шоссе сметри

Благодаря Нашей Раше все мы знаем про суровых челябинских мужиков.
А вчера на совместном нашем собрании с министерстом  Транспорта я узнала, насколько суровы  канадские нефтянники.
Впрочем, про то, что они суровы, я и так знала.  Но теперь это осознание вышло на новый, так сказать, уровень.
Collapse )
Иисус, динозавр

Гимн Британии без короля или королевы

Гимн Великобритании знают все. Помимо того, он успел в разное время побывать гимном других стран будущего Британского содружества, а также - стоять и не падать - России и ряда европейских монархов (не стран) - прусского, шведского, норвежского и прочая, и прочая.

Но это имперский гимн. А помимо империи, есть ещё собственно историческая Англия (которая не включает в себя Шотландию, Уэльс, Северную Ирландию, не говоря уже о прочих англоговорящих территориях). До поры до времени проблема английского национализма лежала себе мирно - подразумевалось, что англичанин и Британия едины. Но учитывая последние поползновения Шотландии - оказывается, не совсем едины.

Пока шотландцы думают, когда и на каких условиях им отколоться (или, учитывая прагматичность их национального характера -- что бы такое выторговать в обмен на то, чтобы империя подольше подержала в своих объятиях), англичане уже несколько десятков лет размышляют над тем, какая бы мелодия могла бы быть их национальным гимном. Их безусловный фаворит - "Страна надежды и славы", фрагмент из сюиты "Церемониальный марш" Элгара. Несмотря на её огромную популярность, проблема этой песни в том, что она последнее время плотно ассоциируется с партией консерваторов, неофициальным гимном которой стала:

С другой стороны, помимо консерваторов, песня пользуется популярностью у пока ещё немногочисленных республиканцев, которые спят и видят Британию без королевы или короля. У них же, у республиканцев, имеются в запасе ещё пара мелодий.

На втором месте - "Правь, Британия". Тут сразу два проблемных момента. Во-первых, скачкообразный ритм - хорош для песни в пабе или на марше, но торжественности как-то не хватает. Во-вторых, песня довольно воинственная, а нынешняя Британия вроде бы позиционирует себя как мирная и толерантная. Даже Содружество - уже не Британское, а Наций.

На третьем месте - "Роза Британии" Айвора Новелло. Эта, хотя и упоминает воинов, по духу вовсе не воинственная, а напротив - тягучая и высокопарная, прямо как патриотические песни брежневских времён (но написана несколько раньше, чем в эпоху застоя):

На четвёртое я бы поставил "Клянусь тебе, моя страна". Эта песня - уж больно погребальная по своей мелодии и тексту. Такую хорошо исполнять на траурных церемониях, но в качестве гимна - уж слишком.

На пятом и последнем - "А эти ноги в древние времена". Ещё более унылая.

Кубинская мелодия - Malagueña

Те, кто помнит телеуроки испанского эпохи позднего застоя с чёрно-белой мультзаставкой в виде Дон-Кихота и Санчо Пансы, наверняка помнят и эту популярную мелодию. Но не знали советские зрители, что автором её был закоренелый антикоммунист, бежавший в Штаты из социалистической Кубы.

Рене Левек. Когда люди будут жить в любви

Изучая Канаду и канадцев, иногда делаю интересные для себя открытия. Самая популярная в Квебеке песня и одна из лучших, на мой взгляд, песен на французском языке в России обычно проходит мимо студентов, изучающих французский, поскольку все известные мне курсы ориентированы на французские реалии. А жаль - она, на мой взгляд, заслуживает внимания.


Под впечатлением от шоу "Мозаика"

Вчера поздно вечером всей семьёй ходили на световое шоу "Мозаика" к Парламенту. Впечатлило.

В начале шоу прозвучала песня, которую захотелось прослушать ещё раз. Сегодня нашёл - это "Северо-западный проход"  Стэна Роджерса.