Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Индеец

О себе и об этом журнале

Пишу на русском, иногда на украинском, по работе с коллегами и клиентами говорю на четырёх с половиной: английском, французском, немецком, испанском и ломаном португальском. Живу в канадской столице, г. Оттава. Пишу редко, иногда делаю перепосты.

Мои интересы: кино, языки (древние и современные), история.

Collapse )
promo dmitri_lytov january 20, 2012 21:54 40
Buy for 10 tokens
(статья написана 20 января 2012, последний раз отредактирована 08 сентября 2012) Когда-то, баловства ради, я составил в Википедии краткий обзор языков Европы, с классификацией которых современные лингвисты затрудняются. Большая часть этих языков вымерла в античный период или даже раньше (в…
Иисус, динозавр

Вера Тименчик " Семья у нас и у других" , 2012 г. Эксмо

Оригинал взят у madalena_1977 в Вера Тименчик " Семья у нас и у других" , 2012 г. Эксмо
автор: Вера Тименчик
название: Семья у нас и у других
издательство: Эксмо
год издания: 2012
иллюстратор: Светлана Филиппова

тип обложки: твердый переплет
качество бумаги:офсетная
название серии: "Другой, другие, о других". Детский проект Людмилы Улицкой
ISBN: 978-5-699-29714-6
формат: 70x100/16 (165x240 мм.)
количество страниц: 64
тираж: 1500 экз.
на какой возраст: 10-12 лет


аннотация: "Знакомьтесь, автор этой книги - Вера Тименчик. Сама я с ней никогда не знакомилась, потому что знала Веру с самого ее рождения. А также ее маму, папу, сестер и двух ее дядей, одну бабушку, мужа Андрея и сына Гришу. А теперь она закончила университет и стала ученая. Я встретила ее и спросила: "Напишешь про семью?" Она говорит - напишу. Вот, думаю, повезло: когда у человека такая хорошая семья, он плохо не напишет. И точно: мало того, что она написала про то, как у разных народов устроены семьи, она еще и придумала историю про двух мальчиков, живущих в семьях, которые совершенно не похожи между собой".

Людмила Улицкая

Collapse )

Олбрайт и Югославия

Ещё когда НАТО бомбила Югославию, в российской прессе появилась легенда, будто бы во время войны семью чешского дипломата еврейского происхождения Корбела, дочерью которого была Олбрайт, якобы укрывала у себя югославская семья - и вот, дескать, жидовка ответила чёрной неблагодарностью. Более того, появлялись даже интервью с человеком, который якобы укрывал их семью, помнил Мадлен и сетовал: вон оно как обернулось. Легенда эта имеет хождение до сих пор, хотя уже не так популярна, поскольку сейчас Олбрайт в России мало кто помнит.

Проблема тут только в одном: многочисленные биографии Олбрайт пишут, что в Югославии она оказалась уже в послевоенный период, когда отец был назначен послом Чехии в Югославии. Войну же семья провела в Лондоне, вместе с правительством Бенеша. Более того, если верить этой информации, то даже во время нахождения Мадлен в послевоенной Югославии её отец был сильно озабочен, чтобы дочь не прониклась коммунистической идеологией, поэтому вначале та обучалась у гувернантки, а затем и вовсе в соседней Швейцарии.

Так что легенда оказалась из серии "то ли он украл, то ли у него украли". 
Индеец

Вампиры и патриарх

Блоггер brother2  рассказывает леденящую душу историю о том, как в прежние времена в задачу церковных служек входило добивание покойников, встававших из гроба до погребения. Никого не колебало, вампир ли это, или человек из комы вышел, или просто злой зять забыл тёщу разбудить: из гроба обратной дороги нет!

А ведь, по сути, вся европейская (особенно восточноевропейская) мифология об упырях завязана на патриархальном укладе сельской общины. Причём там, где этот уклад отмер рано - у всяких там англосаксов - там в поп-культуре речь идёт об абстрактных зомби, заимствованных к тому же вторично из Африки; а вот в восточной Европе вампиры - явление семейное, там сказки рассказывают о вставшем из гроба близком родственнике, обычно главе семейства.

Оно и понятно, почему так боялись. Патриархальный восточноевропейский уклад - это представьте себе армейскую дедовщину, только не на два года, а на всю жизнь, и смерть патриарха - это как заветный дембель для тех, кто в этой патриархальной семье стоял ближе всего к верхушке: теперь не их будут гнобить и гонять по мелочам, а они сами будут. Да и для остальных членов семьи какое-никакое послабление. Сюда добавим ещё то, что в патриархальных семьях (наследие длинных домов эпохи неолита) имущество было скорее родовым, чем личным, и выделение из рода ветви всегда было связано с конфликтами, хотя и совсем обойтись без него тоже было нельзя. Про все эти перипетии бесполезно искать информацию в русской классике - что для писателей-дворян, что для разночинцев (потомков вчерашних крестьян) всё это было грязью, унитазом, о котором все знают, но писать неприлично. Совсем другое дело - украинская литература, тут подробностей хоть отбавляй, а шедевром я считаю повесть Нечуя-Левицкого "Семья Кайдаша" (по крайней мере, с юмором и без чернухи, поскольку в той же украинской литературе есть масса куда более мрачных примеров).

Представим себе ситуацию: патриарх поехал куда-то торговать и пропал. Месяц нет, два нет. Семья уже начинает привыкать к новому укладу и перераспределять обязанности, да заодно и переделивать родовое имущество. Тут вдруг - preved, вот и я, Горча, ваш законный дедуля! Это не только вносит в ситуацию некий напряг: это ещё и опускает членов семьи, только начавших привыкать к новому статусу, перед односельчанами. Личное унижение ещё как-то можно перенести, но перед общиной - это уж слишком. И рука сама тянется к осиновому колу (кстати, почему осиновому? А искать долго не надо - взял и выдернул из забора; больше ни на что осина не годится).  Вот так и рождала восточноевропейская среда сказания об упырях. Это не сказки, это сама жизнь.

В западной же культуре, где имущественные права - индивидуальные или по крайней мере семейные (как в Европе XIX века), а не родовые, восставший из гроба - существо скорее трагическое, чем страшное. Восставший из гроба на Западе - это в лучшем случае авантюрист Джек Сомерсби, а в худшем - бальзаковский полковник Шабер (хотя не повезло, как известно, обоим). Не его боятся, а он боится.

P.S. Ну и на закуску - последний писк советского кинематографа, снятый довольно неплохо и увлекательно, хотя без традиционной для советского киноискусства затянутости и пятиминуток  молчания не обошлось - фильм "Семья вурдалаков". Смотрите и наслаждайтесь.