Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Индеец

О себе и об этом журнале

Пишу на русском, иногда на украинском, по работе с коллегами и клиентами говорю на четырёх с половиной: английском, французском, немецком, испанском и ломаном португальском. Живу в канадской столице, г. Оттава. Пишу редко, иногда делаю перепосты.

Мои интересы: кино, языки (древние и современные), история.

Collapse )
promo dmitri_lytov january 20, 2012 21:54 40
Buy for 10 tokens
(статья написана 20 января 2012, последний раз отредактирована 08 сентября 2012) Когда-то, баловства ради, я составил в Википедии краткий обзор языков Европы, с классификацией которых современные лингвисты затрудняются. Большая часть этих языков вымерла в античный период или даже раньше (в…

Привет, я Марио!

В первый год моей жизни в Канаде со мной произошла забавная история. По работе мне надо было передать некоторый предмет человеку, которого я до этого никогда не видел, и получить с него подпись. Я не знал, как человека зовут - знал только, что у него будет доверенность от определённой фирмы.
И вот когда человек назвал мне имя (довольно обычное итальянское имя, нечто вроде Роберто Карузо или Энрико Антониони), я подумал, что человек меня разыгрывает, и с трудом сдерживая смех, переспросил несколько раз. А до того никак не доходило, что он такого сказал смешного или странного.
А теперь представьте себя на моём месте: я приехал из тех мест, где встретить живого итальянца так же маловероятно, как гиппопотама. Но итальянские имена часто встречаются в фильмах про мафию, в книгах о высоком искусстве и в вывесках магазинов, продающих что-то модное (и кстати, они не всегда на самом деле итальянские).
То есть когда человек назвал себя, для меня это звучало примерно как "Привет, я Марио, но не из видеоигры, а просто Марио!"
Пришлось привыкать, что в Канаде итальянцев несколько больше, чем я мог подумать. Хотя их итальянскость часто наследственная, и язык они могут уже не знать, но имена - достаточно характерные, менять их на что-то "более канадское" они не спешат.
Была и другая история, как я познакомился с итальянкой, которая достаточно хорошо разговаривала на украинском языке. Но об этом в другой раз.

Музыка по видео ниже - просто в тему.

фото, шляпа

Ответ Распутиным, Астафьевым и Беловым

Оригинал взят у ascir в Когда-то,
будучи школьником, я услышал по вражескому радиоголосу (возможно, это был "Голос Америки", но не уверен) чтение Декларации независимости США. Помню, как меня поразил конец этого предложения:
Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью.
Меня поразило и запомнилось именно стремление к счастью. В указанный период я был членом пионерской организации и должен был быть всегда готовым к борьбе за дело Коммунистической партии. Вообще советским людям предписывалось бороться за дело мира, за дело компартии, ещё там за разные вещи по обстоятельствам, но стремиться к счастью (если только это не было счастье всего советского народа одновременно) совершенно не приветствовалось. Ну то есть было довольно очевидно, что окружающие меня люди к счастью стремятся (а что такое счастье - каждый понимал по-своему, как известно), но делать это приходилось как-то по-тихому, неофициально.

Так вот к чему я в идеологической доктрине так называемых советских писателей-деревенщиков отношусь резко отрицательно - это к тому, что они пытались прямо запретить своим землякам стремиться к счастью. Почему в 1950-70-е гг. крестьяне массово уезжали из деревни в города? Потому что стремились к счастью, как они его понимали. Они считали, что лучше устроиться на завод, помыкаться сколько-то лет в общаге, получить квартиру в Купчино и жить в городе. И я понимаю, почему они так считали (не буду расписывать, думаю, что это всем понятно). А писатель-деревенщик (сам давно получивший квартиру как минимум в Иркутске или Вологде, а чаще в Москве) говорит ему: нееет! Это безнравственно! Живи в умирающей деревне, куда ни Скорая ни приедет, ни аптеки, ни магазина нет, и до школы 15 километров. Зато там духовность и посконность, ты её береги (круглый год), а я к тебе из города летом на пару недель приеду, чтобы припасть к истокам. В безнравственном городе, так уж и быть, страдать от бездуховности буду я, а ты в деревне на свежем воздухе береги духовность. И сбегать в город не смей!

Как в такой жизненной позиции кто-то умудряется разглядеть высокую нравственность, на которую мы все должны равняться, я понимаю плохо.
фото, шляпа

О некоторых тенденциях кинофантастики

Я не любитель кинофантастики, и на то есть причина - в общем и целом, эта ветвь киноиндустрии эксплуатирует совершенно чуждые мне архетипы.
Среди шедевров кинофантастики - таких, как "Звёздные войны" - допускаются некоторые отклонения от данных архетипов, которые и делают фильм ярким и запоминающимся. Но именно небольшие отклонения, не более того - как приправа, которая вместе с блюдом, а не вместо него.

Тенденция первая. Сколько ни вспомню - "Звёздные войны", "Стар Трек", "Лексс", "Дюна" - далёкое будущее с космическими путешествиями у (кино)фантастов выглядит реинкарнацией феодализма, а то иногда и рабовладельческого строя, со всеми их характерными прибамбасами. Либо, на худой конец, это общество похоже на современное, но при этом насквозь милитаризировано и подозрительно похоже на Третий Рейх, поскольку зло в нём абсолютно и недоговороспособно, его следует полностью уничтожить (хотя, как правило, это невозможно - после полного, казалось бы, разгрома оно вновь возрождается в новой серии в ещё более затейливой версии). Что ни киноэпопея, то одна и та же тема: техника становится сложнее, а человеческая свобода и жизнь ценятся всё меньше. Ну, я уж не говорю про фэнтэзи - там откат в архаику сам собой разумеется. Такое впечатление, что советские фантасты в плане изображения общества будущего были самыми оптимистичными.

И вторая тенденция, скорее забавная: костюмы женских персонажей будущего. Это некий гибрид между садо-мазо-секси-гёрл и детсадовскими утренниками (особенно в "Лекссе" постарались). Кожаные нагрудники и трусы с блёстками в сочетании с бластером, огромными детскими глазами и детсадовскими стрижками. Пожалуй, "Звёздные войны" - единственное и яркое исключение в этом ряду. В этой эпопее костюмёрам чувство вкуса и меры не только не изменило, но оказалось на высоте.

Мне кажется, соединение первой и второй тенденции легко объяснить, если считать основной аудиторией кинофантастики подростков с их комплексами. Вот же оно -- мечта о сверхсиле и супертехнике, и всё лишь для того, чтобы потрясти красивую одноклассницу (отсюда и педофильские костюмы женских персонажей), ну и вдобавок к ней гарем заиметь. А девушки в том же возрасте наиболее романтичны и всё ещё пока что мечтают о принце. Каковых мужские персонажи и воплощают, тоже с соответствующими атрибутами. Ну а поскольку определённые мужские атрибуты демонстрировать неприлично, то их вполне заменяют огромные гаджеты вроде световых мечей -- совершенно бессмысленных в высокотехнологичную эпоху, но вполне подходящих для извечной цели -- помериться.

Или я не прав?

Рене Левек. Когда люди будут жить в любви

Изучая Канаду и канадцев, иногда делаю интересные для себя открытия. Самая популярная в Квебеке песня и одна из лучших, на мой взгляд, песен на французском языке в России обычно проходит мимо студентов, изучающих французский, поскольку все известные мне курсы ориентированы на французские реалии. А жаль - она, на мой взгляд, заслуживает внимания.


Индеец

Вампиры и патриарх

Блоггер brother2  рассказывает леденящую душу историю о том, как в прежние времена в задачу церковных служек входило добивание покойников, встававших из гроба до погребения. Никого не колебало, вампир ли это, или человек из комы вышел, или просто злой зять забыл тёщу разбудить: из гроба обратной дороги нет!

А ведь, по сути, вся европейская (особенно восточноевропейская) мифология об упырях завязана на патриархальном укладе сельской общины. Причём там, где этот уклад отмер рано - у всяких там англосаксов - там в поп-культуре речь идёт об абстрактных зомби, заимствованных к тому же вторично из Африки; а вот в восточной Европе вампиры - явление семейное, там сказки рассказывают о вставшем из гроба близком родственнике, обычно главе семейства.

Оно и понятно, почему так боялись. Патриархальный восточноевропейский уклад - это представьте себе армейскую дедовщину, только не на два года, а на всю жизнь, и смерть патриарха - это как заветный дембель для тех, кто в этой патриархальной семье стоял ближе всего к верхушке: теперь не их будут гнобить и гонять по мелочам, а они сами будут. Да и для остальных членов семьи какое-никакое послабление. Сюда добавим ещё то, что в патриархальных семьях (наследие длинных домов эпохи неолита) имущество было скорее родовым, чем личным, и выделение из рода ветви всегда было связано с конфликтами, хотя и совсем обойтись без него тоже было нельзя. Про все эти перипетии бесполезно искать информацию в русской классике - что для писателей-дворян, что для разночинцев (потомков вчерашних крестьян) всё это было грязью, унитазом, о котором все знают, но писать неприлично. Совсем другое дело - украинская литература, тут подробностей хоть отбавляй, а шедевром я считаю повесть Нечуя-Левицкого "Семья Кайдаша" (по крайней мере, с юмором и без чернухи, поскольку в той же украинской литературе есть масса куда более мрачных примеров).

Представим себе ситуацию: патриарх поехал куда-то торговать и пропал. Месяц нет, два нет. Семья уже начинает привыкать к новому укладу и перераспределять обязанности, да заодно и переделивать родовое имущество. Тут вдруг - preved, вот и я, Горча, ваш законный дедуля! Это не только вносит в ситуацию некий напряг: это ещё и опускает членов семьи, только начавших привыкать к новому статусу, перед односельчанами. Личное унижение ещё как-то можно перенести, но перед общиной - это уж слишком. И рука сама тянется к осиновому колу (кстати, почему осиновому? А искать долго не надо - взял и выдернул из забора; больше ни на что осина не годится).  Вот так и рождала восточноевропейская среда сказания об упырях. Это не сказки, это сама жизнь.

В западной же культуре, где имущественные права - индивидуальные или по крайней мере семейные (как в Европе XIX века), а не родовые, восставший из гроба - существо скорее трагическое, чем страшное. Восставший из гроба на Западе - это в лучшем случае авантюрист Джек Сомерсби, а в худшем - бальзаковский полковник Шабер (хотя не повезло, как известно, обоим). Не его боятся, а он боится.

P.S. Ну и на закуску - последний писк советского кинематографа, снятый довольно неплохо и увлекательно, хотя без традиционной для советского киноискусства затянутости и пятиминуток  молчания не обошлось - фильм "Семья вурдалаков". Смотрите и наслаждайтесь.